Mobile menu

"Надо спасти остальных"

размер шрифта:

53-летний карагандинец более двенадцати лет находился в рабстве. Недавно мужчине удалось сбежать. Неделю (!) он брел по степи, питаясь снегом, пока не дошел до трассы, где беглеца подобрали водители "КамАЗов".

Реалити-шоу "Мы из прошлого"

Колесо истории словно вернуло карагандинца Владимира Галкина в далекое феодальное прошлое. Мужчина оказался в такой местности, где не существует никаких законов, где Бог и судья – некий хозяйчик, не видящий ничего зазорного в похищении людей и использовании их в качестве рабов. И такая "резервация" рабовладельческого строя располагается в 300 километрах от Караганды. Вот такое уродливое реалити-шоу "Мы из прошлого", в основе которого, наверняка, лежит не одно уголовное преступление. Каким же образом Владимир Галкин стал его невольным участником?

Биографию мужчины можно уместить в пару строк: школа, профтехучилище, где он получил специальность строителя, служба в железнодорожных войсках, работа на гражданке, женитьба, рождение дочери в 1991 году, семейный быт, добывание средств на существование. Обычные рутинные заботы. А потом жизнь перевернулась.

- Это произошло в начале марта 2001 года, - рассказывает мужчина. - Я работал тогда на ДСК и в канун Восьмого марта получил зарплату. Когда смена кончилась, сел в автобус и поехал в Майкудук в 12 микрорайон, где с семьей жил в квартире тестя. Вышел на остановке, купил супруге букет цветов и… встретил своих знакомых. Предложили выпить в честь праздника, я не отказался. Во дворе на лавочке остограммились…

Попрощавшись с приятелями, Владимир пошел домой. До подъезда оставалось метров двадцать, когда возле Галкина затормозили "Жигули". В машине находились незнакомые мужики.

- Поехали с нами, поработаешь немного, - предложили они. - Надо помочь мебель перевезти.

- Другого кандидата в грузчики, что ли, не нашли? - резонно заметил Владимир.

- Мы тебя не обидим – заплатим больше положенного…

Мужчина решил подзаработать – деньги лишними никогда не бывают, и, не раздумывая, сел в салон автомобиля.

- На, - кто-то протянул ему полстакана водки, - подкрепись перед работой.

Владимир выпил и… что было дальше, он уже не помнил.

- Наверное, в водку лошадиную дозу снотворного подсыпали или какой-нибудь другой гадости, если я так быстро отключился.

Когда Галкин очнулся, кругом была кромешная темнота. Рука нащупала солому. Мужчина не понимал, что с ним случилось. "Это мне все снится", - решил Владимир и закрыл глаза. Но скоро вернулся в суровую реальность.

"Только дернись – застрелю!"

Распахнулась дверь, свет резанул по глазам. Перед Галкиным стоял мужчина лет пятидесяти. Высокий, полный, с виду крепкий.

- Пошли работать, - безапелляционно гаркнул он.

Владимир осмотрелся и понял, что находится в каком-то сарае.

- Вставай, - между тем скомандовал незнакомец.

Когда Галкин вышел на улицу, то остолбенел, увидев бескрайнюю степь и сопки.

- Вы куда меня привезли? - спросил он. - Что за дела?! Отвезите домой!

- Ты будешь у меня работать, - словно не слыша его, заявил незнакомец.

Это потом Владимир узнал, что мужика зовут Амантаем. Видимо, зажиточный фермер. Имеет отару в 1200 голов баранов и овец, 500 голов крупного рогатого скота, одну тысячу голов лошадей. Это по примерным прикидкам самого Галкина. А он имел достаточно времени, чтобы оценить размер хозяйства Амантая…

Но в тот момент Владимир еще думал, что он по собственной глупости угодил в эту неприятную историю, оказавшись у черта на куличках, и весь этот кошмар скоро закончится.

- И что делать дальше? — поинтересовался Владимир.

- Скажу потом, а сейчас подкрепись.

Амантай завел мужчину в дом. Дастархан оказался более чем скромным – хлеб, вареный картофель да чай. В ходе разговора с Галкиным хозяин выяснил, что тот является профессиональным строителем.

- Для тебя как раз найдется подходящая работа, - "обрадовал" он карагандинца.

Галкин и рыпнуться не успел, как оказался у кошары.

- Надо оштукатурить ее с внутренней и внешней сторон, — поставил хозяин задачу.

Владимир опытным глазом сразу оценил объем работы.

- Один не смогу. Нужны люди, чтобы мешать раствор, подтаскивать его…

- Люди будут, - успокоил Амантай.

- Как насчет оплаты? Не за просто так же горбатиться? - наивный новичок все еще не понимал, куда и к кому попал.

- Сколько сработаешь, столько и получишь…

Вскоре Амантай привез на "фазенду" пятерых человек. По виду – все бичи. Их Амантай тоже, видимо, "рекрутировал" в каком-то городе. Вот так образовалась бригада подневольных строителей.

- Навоз смешивали с глиной и этим раствором обмазывали стены, - рассказывает Владимир. - Сама кошара длиной метров двадцать. Больше месяца приводили ее в порядок. Работали с 6.00 до 20.30. Обед с 14.00 до 15.00.

- Чем хоть кормили?

- Вода, хлеб и рожки. Иногда, а случалось это редко, давали мясо. И то в мизерных количествах.

Когда работа была сделана, Галкин подошел к Амантаю.

- Принимай объект. Как договаривались, оплачивай мою работу. Мне домой надо возвращаться, мои, наверняка, с ума сходят, потеряли меня совсем.

Услышав о деньгах, сельчанин прямо позеленел.

- Уедешь только тогда, когда я тебе позволю. А пока будешь у меня пасти баранов…

- На это я не согласен, - возмутился Владимир.

- Только дёрнись – застрелю, - без обиняков предупредил Амантай.

При желании он мог сделать это запросто. Для него карагандинец был обычным рабом, без роду, племени и документов. Кто знал, что Владимир у него находится? Никто.

Так для Галкина началось беспросветное существование, продолжавшееся более двенадцати лет. Это были годы, полностью вычеркнутые из жизни.

Побег из кошмара

Как понял Владимир, хозяйство Амантая располагается в Каркаралинском районе, где-то неподалеку от поселка Карагайлы.

- Наверное, это было отделение какого-то бывшего совхоза, - считает мужчина. - В нем насчитывается шестнадцать домов. У Амантая таких, как я, находится еще пятнадцать человек. Двое из них из Караганды, один из Темиртау. Остальные из других местностей. Все жили в сарае, который на ночь запирался на замок. Всего в той округе примерно двадцать пять вот таких бесправных работников.

- Откуда известно?

- С отарой по всей степи ходишь. Не раз встречал таких же бедолаг, которые за корку хлеба работают на фермеров. Одна история: обманом похищали, вывозили из города, а потом ставили перед фактом – или будешь работать, или мы тебя убьем.

Амантай жестко наказывал зарвавшихся, по его мнению, рабов. Среди них попадались принципиальные и строптивые, как правило, из бывших уголовников, которые отказывались работать. Их избивали и куда-то отвозили.

- А куда?

- Этого не знаю. По крайней мере, никто их больше не видел. Амантаю такие работники не нужны были. Куда они исчезали, остается только догадываться. А от таких предположений – мороз по коже. Пропадали также и буяны.

- Кто такие?

- Нам же и водку давали. Некоторые напивались, шумели и начинали устраивать скандалы. Их связывали, грузили в машину и тоже увозили.

По словам Владимира, среди невольников оказывались и такие, кто совершал побеги. Но все они были безуспешными: беглецов вылавливали, привозили на зимовку, жестоко избивали в назидание другим. И они продолжали работать.

Такие поучительные уроки экзекуции не отбили у Владимира желание обрести свободу. Ему помогли выжить воспоминания о жене и дочери. Это единственное, что согревало и поддерживало веру в будущее. Не мог этот кошмар продолжаться вечно. И когда Владимира окончательно эта ситуация доконала, он стал готовиться к побегу. Заранее заполнил водой три пластиковые двухлитровые бутылки, от ежедневной "пайки" сэкономил три булки хлеба.

- Чтобы он не засох, я его в пакеты завернул, - делится "опытом" Галкин. - Все эти запасы сложил в старенький рюкзак. Туда же, на всякий случай, кинул спички. Хотя, заранее решил: костров жечь не буду, чтобы меня не заметили. А потом стал ждать удобного момента.

Он представился, когда хозяин забыл закрыть сарай на замок. Ночью Владимир тихо вышел из этого доморощенного зиндана и пошел на запад: именно с той стороны его и привезли в неволю.

Передвигался только ночью, днем залегал в кусты.

- Чтобы меня не заметили, шел между сопками, только по темноте, - рассказывает Владимир. — Как только рассветало, ложился спать. Двигался дальше, когда ночь наступала. Никаких костров не разжигал. Если замечал какую-нибудь зимовку, то обходил ее далеко стороной.

Владимир не может сказать, сколько времени он в одиночку брел по бескрайней степи. Но точно: не меньше недели. Вода скоро кончилась, потом и хлеб. Единственная пища – снег. Хорошо, что зима на первых порах выдалась не очень холодной. Из одежды у мужчины были шапочка, куртка, валенки на ногах. Последние три дня пути во рту не было ни крошки. Сил практически не осталось, но мужчина упорно шел вперед. А потом наступило какое-то безразличие. Хотелось в изнеможении лечь на мерзлую землю, уснуть и больше не проснуться. Но лучше так, чем снова чувствовать себя бесправным животным.

В какой-то день Владимир вышел на дорогу, которая змейкой вилась между сопками. У него забилось сердце, когда он увидел четыре "КамАЗа", стоящие на обочине. Это было спасение.

К машинам беглец подошел не сразу, страшно было. Приблизился только, когда убедился, что автомобилисты к "рабовладельческим реалиям" не имеют никакого отношения. Водители удивились, когда перед ними возник обросший человек. Они как раз завтракали. Владимир не стал их тревожить, просто присел рядом. От мужиков не ускользнуло, что незнакомец жадно смотрит на еду.

- Угощайся, - предложили они.

Галкин уговаривать себя не заставил…

Оказалось, в Каркаралинском районе шоферы были в командировке, они занимались перевозкой угля. Услышав историю Владимира, отнеслись к нему сочувственно.

- Мы тоже из Караганды. Через два дня работа наша заканчивается, вместе с нами поедешь в город.

Когда Галкин вернулся в Караганду, то узнал, что его жена умерла, а дочь вышла замуж. Самое главное, за все те двенадцать лет, которые он провел на дальней зимовке, его никто даже не пытался искать.

- Некому это было делать. Супруга сильно болела, - рассуждает мужчина, - а дочь была тогда еще совсем ребенком. Других же родственников у меня в Караганде фактически нет.

Владимир никого не осуждает: может, сам виноват, а может, так сложились обстоятельства. С другой стороны, если бы даже мужчину объявили в розыск, то вряд ли бы его нашли. По крайней мере, шансов на это было мало.

- Очень хочу помочь людям, которые находятся на той зимовке.

- Сможете найти ее?

- Запросто. Этого хозяйчика должно настигнуть возмездие.

Несомненно, беззаконие должно быть наказуемо. Чтобы это произошло в случае с Владимиром Галкиным, он должен обратиться с заявлением на имя начальника ДВД области и подробно описать свои мытарства. Если факты, который мужчина приведет, подтвердятся, то будет возбуждено уголовное дело по факту похищения человека, совершенное с целью эксплуатации похищенного – ст. 125, п. 3 "б" Уголовного кодекса РК. Данное преступление наказывается лишением свободы на срок от десяти до пятнадцати лет с конфискацией имущества. Кроме того, потерпевший может потребовать возмещение нанесенного ему морального вреда – исходя только из размера минимальной заработной платы в нашей республике, это 3 млн. тенге. Но данная сумма должна быть явно значительно выше.

Мы не знаем, решится ли Владимир Галкин обратиться в правоохранительные органы – после двенадцатилетнего кошмара этот человек мало кому верит. Но если это произойдет и полицейские должным образом расследуют данное дело, мы обязательно расскажем читателям, чем закончилась эта история.

«Криминальные новости»

Tags:     Новости Казахстана

Похожие материалы:

Добавить комментарий

Новости спорта