Mobile menu

Легенды старого Жилгородка (продолжение)

размер шрифта:

Пляж нашего детства

В послевоенные годы в Союзе еще не было достаточного количества пансионатов и домов отдыха. У людей не было больших сбережений, личных автомобилей и дачных садовых участков. Не было даже телевизоров. Поэтому все советские граждане, в том числе и работники Гурьевского нефтеперерабатывающего завода, включая его руководство, проводили свои выходные и летние отпуска на своем пляже. А поскольку Кандауровский лес еще не успел принять в свои объятия детский заводской пионерский лагерь «Нефтяник», то и жилгородская детвора не отставала от своих родителей.

Начало строительства пляжа относится к 1949 году. Автором создания пляжа и непосредственным руководителем строительства был главный инженер ГНПЗ Арсений Иванович Маврин. (Кстати, дом второго лица заводской администрации находился в парке, неподалеку от пляжной зоны, а точнее - там, где сегодня находится летнее кафе «Аладдин». А дом первого директора ГНПЗ А. Ф. Кабанова - как, впрочем, и последующих директоров, вплоть до А. Вакурова - на противоположной стороне Жилгородка, на ул. Черняховского, 1.)

Участок под заводской пляж был выбран не случайно. Если левосторонняя жилгородская прибрежная акватория использовалась под причалы барж со стройматериалами (в то время в Жилгородке и в городе велось большое строительство), а на участке за клубом рыбаки ставили тоню, то правосторонний пологий берег заводского района как нельзя лучше отвечал требованиям санитарии и безопасности купания.

 
Теплоход "Худат"  

Строительство объекта осуществляло подразделение заводского РСЦ, базой которого служила небольшая пилорама, находящаяся рядом с пляжной территорией. В соответствии с программой о полноценном и комфортном отдыхе своих работников завод приступил к благоустройству пляжа. Здесь были установлены деревянные грибки, навесы, обтянутые сверху парусиной от солнца, а также несколько лежанок, шезлонги (для руководителей завода) и кабинки для переодевания. С левой стороны разместилась эстакада в виде большой беседки. Она же служила и своеобразной трибуной. Отсюда оргкомитет руководил праздничными мероприятиями, следил за безопасностью на воде. Здесь же размещался и духовой оркестр. Прямо со станции по сбитому из досок настилу вела дорожка на плот с бассейном и вышкой.

Центральная аллея на пляж проходила через парк с улицы Ватутина, мимо пилорамы - с одной стороны и спортплощадки - с другой. Свободный вход на пляж олицетворяла арка «Добро пожаловать!». Справа от нее - на валу, под открытым небом - располагались администрация пляжа, медсанчасть и УРСовский буфет, где продавались лимонад, пирожки и ватрушки с картошкой, капустой и повидлом, а также чебуреки, шашлыки и знаменитое гурьевское пиво «Жигулевское» - в общем, все необходимое, чтобы унять голод и утолить жажду.

Надо сказать, что перед началом купального сезона пляж приводился в порядок: на огромных самосвалах завозили песок, красили, подправляли грибки и скамейки, очищали от ракушек и другого мусора дно пляжной акватории.

Летний купальный сезон открывал Водный парад. В назначенный час из-за речного поворота от клуба на празднично украшенном флагами катере появлялся Нептун в окружении свиты. За катером шел караван, состоящий из лодок, «казанок» и скутеров, тоже с флагами. Под звуки духового оркестра флагманский катер входил в акваторию пляжа, где его восторженно встречали отдыхающие. Чтобы открыть купальный сезон, по обычаю требовалось кого-нибудь из отдыхающих принести в «жертву», то есть искупать в воде. Тогда морские дьяволы, черти и разная нечисть из свиты Нептуна (в исполнении артистов детского и взрослого драмкружков ДК ГНПЗ), не задумываясь, подхватывали на руки первого попавшегося заводчанина и под восторженные возгласы зрителей окунали в Урал...

В то время на пляже устраивались самые разные соревнования - по перетягиванию каната, поднятию гирь, лазанию по шесту, игре в волейбол. Любители футбола гоняли мяч на спортивной площадке заводского парка, расположенной рядом с пляжем. И все же самыми зрелищными здесь были игры на воде. На плоту, выполненном в виде бассейна с вышкой, заводчане учили своих детей плавать, а подростки, не без риска подныривая под понтоны, играли в «чур меня». Ну а те, что постарше, взбирались на вышку и устраивали показательные выступления по прыжкам в воду. О ходе соревнований извещал репродуктор. Из него же отдыхающие узнавали о новостях в стране, слушали трансляцию популярного в те годы концерта по заявкам радиослушателей.

На пляже работал прокат, где без труда можно было взять лодку (позднее еще и катамараны), чтобы продолжить семейный отдых, прогуливаясь кто на чем по водной глади реки и любуясь окрестностями любимого Жилгородка. Самые отчаянные из заводской молодежи устраивали соревнования на скутерах и водных лыжах. Своим мастерством они изумляли зрителей, привнося особую изюминку в забавы на воде.


...Катаясь в золотых россыпях горячего от солнца песка, мы, пацаны, с любопытством следили за происходящим на пляже, а затем, изрядно поджарившись, с криками «кто последний - тот и водит!» стремглав бросались к реке.

А еще мы любили плавать на волнах, особенно на больших. которые оставляли пассажирские теплоходы «Худат», «Гелиотроп» и «Кара-Богаз-гол», когда следовали мимо пляжа с отдыхающими на море. В перерывах между купанием мы частенько строили из береговой глины разные сооружения, месили ее ногами или играли на берегу в «ножички».

Время купания бежало незаметно. Разгулявшийся на свежем воздухе аппетит крутил кишки. И тогда мы с друзьями наведывались в пляжный буфет перекусить. Если там было много народу, то отправлялись на жилгородскую остановку, в чебуречную. Шли туда прямо босиком, в одних трусах, благо густая зелень парка скрывала наш непристойный вид. Да мы и не думали об этом: родной район, все люди знакомые. А еще нас тянуло на остановку потому, что там ближе к обеду в павильончик всегда привозили мороженое. Продавалось оно в бумажных стаканчиках с деревянными палочками и стоило 10 копеек. Случалось, что в его приторной массе плавали кусочки льда. Но мороженое по тем временам в Гурьеве было в диковину, поэтому мы ели (или попросту выпивали) его за милую душу. Здесь же, в соседнем «окошке», продавалась газировка: стакан с сиропом стоил 3 копейки, без сиропа - 1 копейку. Позже, в 70-е, здесь поставили автоматы с газировкой, но цена на питье не менялась. 3 копейки стоил и стакан кваса, который взрослые брали с «автокоровы» целыми банками и бидонами...

Насытившись, мы возвращались на пляж. И так почти круглое лето.

С пляжем нас связывало не только купание (купались мы и в яру, и в ямах, оставленных после стоянки барж). Пологий ровный берег пляжа был удобен для забора малька и частиковой рыбы. Готовясь к утренней рыбалке на судака, мы с ночи «бродили» малька на пляже, спускаясь по реке к своему култуку, который находился на противоположной стороне. На сетку же «пятерик» или «четверик» стеной в сажень и длиной 3-4 сажени «забораживали» здесь жереха и судака. Во время массового хода воблы весной и осенью местные рыбаки прямо с пляжного берега черпали рыбу кругами. Бывало, ставили здесь и петли на осетровых. Любители же «камерного» рыболовства на поплавок удили тарань, леща и воблу прямо с плота.

Еще одной особенностью того времени было то, что в Урале водилось много раков. На пляже дно песчаное, ровное, так что ловить их прямо руками, на ощупь не представляло большого труда. Наберем, бывало, раков с ведро и заварим на костре прямо на берегу. Лакомство - не описать словами! Вкус, - как говорил классик, - специфический.


Не пустовал пляж и в зимний период. Иной раз рыба шла прямо под берегом, поэтому на подледном лове здесь всегда было много рыбаков. Да и безопасно, не так глубоко. На гладкой зеркальной поверхности пляжа местная ребятня с удалью отрывалась на коньках, играла в хоккей. А еще, если идти через Урал по льду в районе пляжа, то рукой подать до старого аэропорта, площади Абая и других жизненно важных точек города.

Надо признаться, что пляж служил нам и надежным убежищем, защитой от глаз школьных учителей. Помню, как наш легендарный 8 «В» образца 1973 года (классный руководитель А. А. Дворецкая.) однажды дружно бойкотировал урок анатомии и смотался на пляж (это произошло потому, что преподаватель не принес на урок обещанное нам наглядное пособие - скелет человека). И вот, сидя на лавочках в пляжной беседке, мы с однокашниками разбирали по косточкам, увы, не скелет, а наше поведение, то есть во что нам обойдется этот наш максимализм. На следующий день, как и ожидалось, мы получили от нашего Христофора (директор школы В.Х. Клинчев) по полной программе. Однако своего мы все же добились: молодой учитель анатомии покинул школу. Но в этом, скорее, не наша заслуга, а самого учителя.

Хорошей традицией учащихся-гоголевцев было то, что по окончании учебного года выпускники школы приходили в родной парк. В его хорошо освещаемых зеленых аллеях и на лужайках под покровом теплой майской ночи долго не смолкал гул голосов старшеклассников. Заканчивались такие прогулки под утро и, как всегда, на пляже. Там, под бледнеющими с рассветом звездами, с изрядно потеплевшим шампанским, под прощальные аккорды гитар провожали выпускники жилгородской школы свое детство, свои школьные годы. И, быть может, именно там, овеянные свежим утренним ветерком, зачарованные блеском прибрежных волн старого Урала, они, впервые пытались почувствовать себя взрослыми, как-то иначе заглянуть в глаза друг другу.

Валентин ТАРАБРИН, май 2008 г.,

фото из архива Александра ШЕРГИЛОВА

Продолжение следует

Tags:     Легенды старого Жилгородка (продолжение)      История Казахстана

Похожие материалы:

Добавить комментарий


Обновить

Новости спорта